=рассылка *Христианское просвещение*=

Милость и мир от Бога, Отца нашего и Господа Иисуса Христа! (Рим.1:7)

Тема выпуска:
Призвание христианина: мученичество (4).

Автор: Каллист (Уэр), епископ Диоклийский
Опубликовано: СЕМЯ ЦЕРКВИ: МУЧЕНИЧЕСТВО КАК ВСЕОБЩЕЕ ПРИЗВАНИЕ
в книге "ВНУТРЕННЕЕ ЦАРСТВО" // Киев: Дух i лiтера", 2004; стр.100-115.
blagovest.lozovaya.org/books/kindom/kindom08.html

Предыдущие выпуски: а, б.

> Всеобщее призвание

Логика наших рассуждений побуждает нас говорить не только о мучениках в прямом и буквальном смысле этого слова  - т. е. о тех, кто в гонениях принял смерть ради Христа, но и тайном, скрытом мученичестве монашествующих и духовников. Это неизбежно, ибо мученичество - всеохватное понятие и всеобщее призвание. Если "стать мучеником" означает "взять крест и нести его со Христом", причем взять добровольно и нести, соединяя свою боль со страданием Христовым и болью всего мира, значит, к мученичеству призван каждый христианин. Каждый из нас несет свой крест, и каждый в каком-то смысле мученик. Где мы умрем за Христа - на арене, в газовой камере или в концлагере,  - зависит, по большей части, от внешних, неподвластных нам обстоятельств и политических условий, в которых мы живем. Однако, примем ли мы этот крест изнутри, зависит только от нас.

Христианская община очень рано открыла ценность "незримого мученичества". "Я каждый день умираю",  - пишет апостол Павел (1Кор 15,31). Мученичество, смерть за Христа - не отдаленная, "запредельная" возможность, но данность повседневного опыта. Св. Климент Александрийский, размышляя в III веке об "истинном гностике", подчеркивает, что он (т.е. гностик) призван к постоянному мученичеству: "Он должен стать мучеником в ночи, мучеником днем, мучеником в речах, в повседневных делах, в самом своем естестве"25. Эту мысль продолжил Ориген в "Призывании к мученичеству". Юношей он стал свидетелем смерти своего отца, убитого в Александрии во время гонений на христиан в 202 году, и с тех пор пылко желал разделить его участь. Он стал вести аскетическую жизнь, которую считал подготовкой к будущему мученическому подвигу, и вместе с тем заменой мученичества, если его призвание всё же окажется иным. Он различал "явное" и "тайное" мученичество или мученичество совести (martyrdom of conscience).26 Если первое - удел немногих, то ко второму призваны все.

В середине того же века св. Киприан Карфагенский делает это различие более зримым. Он говорит о "красном и белом мученичестве". "Красное" - мученичество крови, пролитой во времена гонений, "белое"  - мученичество жертвенного сострадания и дел милосердия в мирные времена27. Ирландские мистики пошли еще дальше. У них появляется идея "красного", "белого" и "зеленого" мученичества: "красное" - это пролитие крови во имя Христово, "белое" - отказ ради Христа от всего, что дорого, т.е. согласие на жизнь странника, паломника, добровольного изгнанника, "зеленое" мученичество означает "освобождение от дьявольских похотей постом и трудами", т.е. путь аскезы в повседневной жизни.28

Оригеново понятие "тайного мученичества" нашло воплощение в монашестве IV века. Около 311 г., во время гонений при императоре Максимине, "отец монашества" св. Антоний Великий оставляет пустыню и идет в Александрию, чтобы поддержать мучеников в их испытаниях, готовый и сам, если будет к тому призван, пострадать вместе с ними. Однако его призвание было иным, и потому, когда гонения закончились, он вернулся в пустыню и умножил аскетические подвиги, "каждый день терзаемый, подобно мученику, своей совестью", как пишет его биограф св. Афанасий29. "Отдай кровь и прими Духа30"  - говорили монахи первых веков. Дар Утешителя стяжается только "мученичеством совести", каждодневной смертью аскезы. "Отказаться от своеволия - всё равно, что пролить кровь",  - учит св. Варсануфий.31 Святость, как утверждает Евагрий Понтийский, требует внутреннего мученичества: "Не думай, что можешь стяжать добродетель без борьбы до пролития крови"32. Монашествующие становятся мучениками внутри "благополучного" христианского мира, не подвергающегося более гонениям извне.

Однако аскетический путь тайного мученичества предназначен не только для монашествующих. Те, кто избрал семейную жизнь, тоже призваны к мученическому подвигу33. Общность совместной жизни супругов и детей требует того самого отсечения своей воли, которое св. Варсануфий называл "пролитием крови". Взаимная любовь, ликующая и самозабвенная, вместе с тем не может не быть жертвенной. Такое представление о семье предельно четко выражено в православном таинстве венчания. Да, в молитвах говорится о радости, но это радость креста, "радость, ею же возрадовалась св. Елена, обретя крест". Кульминация таинства - коронование жениха и невесты венцами. Это венки победителей, предназначенные для тех, кто восторжествовал над греховными страстями, и вместе с тем - мученические венцы, ибо без внутреннего мученичества, без добровольного согласия страдать вместе с другим настоящего супружества быть не может. Недаром, когда нововенчанная пара трижды обходит алтарь, священник несет перед ней крест34, а хор поет тропарь святым мученикам.

Супруги, равно как и монашествующие, призваны к несению креста, мученичеству совести. То же относится и к людям бессемейным - не к тем, кто добровольно избрал путь девства, но к живущим в одиночестве потому, что им по разным причинам не удалось создать семью. В современном западном обществе таких людей становится всё больше; конечно же, немало их и в наших приходах. В православной традиции блестяще разработано богословие монашеской жизни; столь же глубоко осмыслены богословские измерения семьи, но у нас почти нет богословия безбрачия. Что же мы можем сказать людям, оказавшимся в этой ситуации?

Во-первых, думается, мы могли бы помочь им понять, какой смысл приобретают для них те две черты мученичества, о которых шла речь выше - добровольное принятие и сопричастность. Живущие в безбрачии вовсе не были от рождения "предназначены" к бессемейной жизни; но только если они примут свою ситуацию, то, что поначалу казалось злом, может обернуться благом. В вынужденном одиночестве открываются безграничные возможности "бытия-для-других". Свобода от обременительных "уз", которой, как иногда кажется, наслаждается холостяк, может стать источником деятельного соучастия в жизни ближних, служения им. Чем больше у бессемейного человека друзей (причем это вовсе не обязательно должна быть "светская жизнь"), чем усердней он молится о других, тем вероятней, что он, подобно Цицерону, nunquam minus solus, quam cum solus - не одинок, даже когда остается один. Иногда это невероятно трудно, но всё сколько-нибудь стоящее дается только страданиями. "Без скорбей не будет и спасения"35, - учит св. Серафим Саровский. О том же читаем и у св. Феофана Затворника: "Душа, не испытанная скорбями, ни на что не годна".36

Конечно, мученичество крови несопоставимо ни с чем. В гонениях жертва приносится единожды и навсегда. Мученик совести - будь то монашествующий, живущий в безбрачии или браке - призван жертвовать собой пожизненно, каждый день, снова и снова; от него требуется не одна большая жертва, а бесчисленное множество малых. По слову Мефодия Олимпийского, девственность - тоже мученичество, но не одномоментное, а "растянувшееся на целую жизнь"37. "Двигать свой крест" предписано каждый день (ср. Лк 9,23).

Такая перспектива может показаться довольно мрачной. Но не будем забывать, что каждодневная смерть - это и каждодневное воскресение. Что-то во мне умирает, и в ту же минуту что-то рождается. Как пишет апостол Павел, "нас почитают умершими, но вот мы живы... нас огорчают, а мы всегда радуемся" (2Кор 6,9-10).

Радость в скорби

И вот мы приблизились к заключению. Мученик - свидетель не только крестной смерти, но воскресения. Мученичество нередко сопряжено с невыносимыми телесными и душевными страданиями, но страдания мученика - это скорбь, творящая радость и в других, и в нём самом. В свидетельствах постоянно подчеркивается, что мученик не боится смерти, но ждет ее и с готовностью принимает. Узнав о том, что его приговорили к сожжению живым, святитель Поликарп сказал проконсулу: "Что же ты медлишь? Делай, что задумал"38, и был, как явствует из жития, "исполнен мужества и радости, и лицо его было исполнено благодати". Новомученик св. Николай Огородник, идя на смерть, был, "словно идущий на брак"39, а когда вели на казнь св. Иордана Трапезундского, он "радостно бежал по улицам, как жаждущая лань, что стремится к потокам воды".40

Не зря многие песнопения в честь мучеников Церковь начинает словом "Радуйтесь!"


25Miscellanies 2. 20; ed. Stahlin, 170, 10f.^
26Exhortations to Matryrdom 21; tr. Greer, 55. Об аскетической жизни Оригена см: Евсевий Кесарийский, Церковная история, 6. 3.^
27On works and almsgivings, 26.^
28См. J. Ryan, Irish Monasticism (Dublin: Talbot, 1931, pp. 197-198, где приводится фрагмент так называемой Кэмбрэйской проповеди (конец VII - начало VIII века), опубликованной в: W. Strokes and J. Strachan, Thesaurus Palaeohibernicus, 3 vol (Cambridge, England: Cambridge University Press, 1901-1903), 2: 246-247. "Белым мученичеством" Райан называет начало монашеского пути, т.е. отречение от мира, "зеленым" - более высокую ступень аскетического делания.^
29Life of Antony, 47, tr. Gregg, 66. Авторство жития св. Антония по-прежнему до конца не установлено, однако традиционно оно приписывается св. Афанасию, и у нас, как представляется, нет веских причин ставить под сомнение традиционную атрибуцию.^
30Patriarch Philotheos, Life of St Gregory of Thessalonica (PG 151, 573В-574В).^
31Discourses 5, 122-141: 6, 153-161: ed. Krivocheine, 1: 286-8 2 260-28; tr. DeCantazaro, 93, 123.^
32Достопамятные сказания... Пимен 27, с. 138.^
33Barsanuphius and John, Questions and Answers, § 554. ^
34Этот обычай сохранился в традиции Русской Православной Церкви^
35Archimandrite Lazarus Moore, St. Seraphim of Sarov, 126.^
36Цит по: игумен Харитон. Искусство молитвы, с. 233. ^
37Banquet 7. 3 ^
3838 Мученичество св. Поликарпа, 8. 4.^
39Neon Martyrologion, 87.^
40Там же, 72.^

www.messia.info/r2/1/287.htm
Архив рассылки, формы подписки -> www.messia.info/r2/
Сайт "Христианское просвещение" -> www.messia.info
>Форум сайта< 
Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах - в письме, в icq или на форуме.
Постараюсь ответить на вопросы.


Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник
<= предш. вып. темы
Hosted by uCoz